Людмила (stapelia2784) wrote,
Людмила
stapelia2784

Category:

Дачники и постройки Петровского парка. Купцы Реттере и др. Часть 10.

           Дачники и постройки Петровского парка. Купцы Реттере и др. Часть 10.

    Вводная часть. Часть 1. Часть 2. Часть 3. Часть 4. Часть 5. Часть 6. Часть 7. Часть 8. Часть 9.

    Следующими нашими дачниками в Петровском парке становятся купцы Реттере. В то время это были известные торговцы жженым кофе. Чудесные воспоминания об одном из их магазинов, находивщемся на Арбате, в доме №10 оставил Домогацкий В.В., сын скульптора Домогацкого В.Н., в книге "Руины старого дома" - "Кофе поручали покупать нам с няней. Покупать его полагалось на Арбате в магазине Ретере (так в тексте, верно Реттере). Магазин был совсем маленький, плоскость дома, им занятая, была закована, как в броню, черными зеркальными вывесками, на которых округлым росчерком было золотом написано удивительное слово "Ретере»". Из этой черной оправы глядели витрина и дверь, на их стекле тоже была надпись и тоже золотом, только сверкавшая не на черном фоне, а как бы парившая над таинственным сумраком недр самого магазина. Войдя в двери, вы оказывались в этом сумраке, и был этот сумрак темно-коричневым, а в глубине глухо поблескивал тем же черным золотом. В магазине была тишина; покупателей я там не помню, тишина была наполнена тончайшими ароматами, пряными и бодрящими, ароматами сказочных стран.
                                                                       Арбат. Фото 1908 - 1909 г.
                 
Войдя в магазин, мы должны были попросить, чтобы нам сделали смесь, которую всегда для нас делают, и назвать свою фамилию. Мне казалось очень странным, что эти люди…  не только знали нашу фамилию, но знали даже, какой кофе пьют по утрам родители, приготовляли смесь сортов, названия которых состояли из слов удивительных. Мокко, менадо, бурбон и ливанский - я запомнил их на всю жизнь, как строчку гекзаметра.
    Фирма "Ретере" была старинная и очень солидная. То, что там продавалось, было всегда самого высшего качества. Ретере не гонялся за модой, он был верен торговым идеалам своей молодости, идеалам времени дилижансов, времен мистера Пиквика, и знал, что на Арбате единомышленники найдутся и придут к нему. В магазине Ретере не было ничего от легкомыслия Каде, от улыбчивости Сиу, от довольства и радости магазина Эйнема, его элегантность была старомодна, строга и корректна. Магазин Ретере был подобен экс-королю, проживающему на модном курорте; его благосклон­ная полуулыбка была чем-то надежнее демонстративной любезности президента республики.
    Едва ли кофе у Форштрема был хуже, но природные москвичи, жившие в приарбатских переулках и знавшие толк в жизни, шли к Ретере, проявляя, таким образом, не только консерватизм, но и свою любовь к основательности. Совершенно невозможно было думать, что кофе, который мы там покупали, привозили в Москву каким-либо обычным и будничным способом. Нет, его добывали черные рабы на плантациях, его тащили на себе в караванах по пустыне слоны и верблюды, его везли в трюмах парусных бригов и корветов, бороздивших воды всех океанов под командой отчаянных негодяев, на судах, зафрахтованных отнюдь не купцом, а негоциантом господином Ретере для того, чтобы мы могли унести это благоуханное чудо домой в солидном свертке, обернутом в плотную коричневую бумагу и перевязанном накрест золотой шнуровкой".
    Судя по справочникам "Вся Москва" владение в Петровском парке на углу Петербургского шоссе (сейчас Ленинградского пр.) и Пеговского пер.(сейчас ул. Серегина), д.1 купцов Волковых в начале 1910-х годов переходит к купцам Реттере. При этом в справочнике за 1913 год по Петербургскому шоссе оно еще числится за Волковой А. Н., а по Пеговскому пер. уже за Реттере.
   Петровский парк.

    С последними тоже не все так просто. Дело в том, что фирм купцов Реттере было к 1913 г. две, но ни в одном из справочников не упоминается имя-отчество владельцев, поэтому не ясно кому из них принадлежал этот участок в Петровском парке. Следовательно, писать придется  про обе фирмы.
    Еще в 1886 г. в "Справочной книге о лицах..., получивших купеческие и промысловые свидетельства" упоминается некий французский подданный Шарль-Луи Ретере (в тексте  с одной буквой Т позже он будет упоминаться уже с двумя буквами Т), 41 г., купец второй гильдии, торгующий кофе. Жил на Б. Лубянке в д. Трындина, торговал там же.
    Дом Трындиных. Фото 1904 г.

    В старых справочниках он будет упоминаться до 1900 года.Так в справочнике "Вся Москва" за 1898 г. сообщается, что у него два магазина: на Арбате, в доме человеколюбивого общ. и на Б. Лубянке в доме Ивановского монастыря.
    Ему на смену придут другие Реттере, родственники, возможно, сыновья - Эмиль, Владимир и Леон, но кем они точно приходились друг другу я так и не разобралась. Дело в том, что один из братьев - Леон, упоминается то как Леон Карлович, а то как Леон-Шарль.
    Первым из них в "Справочной книге о лицах, получивших купеческие и промысловые свидетельства..." в 1901 г. появляется  Реттере Эмилий Карлович (1872 - после 1917 гг.), французский подданный, купец,  В 1901 г. он будет проживать в том же доме Ивановского монастыря на Б. Лубянке, 18, там же находился его роскошный магазин колониальных товаров в стиле модерн под названием "Жженый кофе Э.К. Реттере". Жжёным в те времена называли обжаренный кофе.
                                                                            Большая Лубянка, 18. Фото 1911 г.
                            
    Впоследствии, в предреволюционные годы, у него появятся еще 4 магазина: на Мясницкой 21,, в д. Юшкова; на Маросейке, в д. Кайсарова; На Петровке 30, в доме Трындина и в Камергерском пер. в д.6.
    Мясницкая ул., д. 21. Фото 1896 г. или 1910- 1911 гг. (сведения разнятся).

    Улица Петровка, дом № 30. Дом Трындина. Фото 1912 г.
          
    Реттере Эмиль Карлович был членом  Моск. Купеческого собрания с 1906 г., членом общ. о приютах с учебно-показательными мастерскими, а также членом общества Новой Москвы и членом общества любителей охоты.
   Жить он  в эти году будет с женой Марией Петровной в Б.Кисельном пер., в д. 11 (он же дом  11\2). На фото ниже это самый высокий дом слева.
    Большой Кисельный переулок. Фото 1904 - 1917 гг.

    Последнее упоминание о Реттере Э.К. встречается в книге Костомарова Г.Д. "Октябрь в Москве....",  где сообщается, что Эмилий Карлович Реттере избран в созданный при консульстве Комитет французских граждан"..
    В "Справочной книге..." за 1904 г. появляется Владимир Карлович Реттере, где сообщается, что он французский подданный, ему 59 лет (вероятно, брат, а в справочнике опечатка и верно 39 лет, так как Эмилий Карлович упоминался как старший, что видно даже на фото выше).
    В это время он живет на Арбате в д.№8, там же и торгует. Но вскоре его магазин переедет в соседний дом №10, тот, что на фото ниже еще строится.
    Улица Арбат, дома 12, 10 (строится) и 8. Фото 1905 г.
                 
    Вот об этом магазине Владимира Карловича Реттере и оставил свои воспоминания В.В. Домогацкий, которые я приводила в начале поста.
    Но не только он, об этом же магазине упоминал Борис Зайцев "В улице Св. Николая", где он пишет - "Образ юности отошедшей, жизни шумной и вольной, ласковой сутолоки, любви, надежд, успехов и меланхолий, веселья и стремления - это ты, Арбат. По тебе снегом первым летят санки, и сквозь белый флер манны сыплющейся огневисто золотеют все витрины, окна разные Эйнемов, Реттере, Филипповых, и восседает "Прага", сладостный магнит".
        Аксакова-Сиверс Т.А. в своих воспоминаниях, рассказывает о забавном случае, произошедшим с ней, и связанном с этим магазином на Арбате. Увлекшись в юности Николаем Львовым она далее пишет - "От горничной Даши я слышала, что часовня Ивана Воина на Каменном мосту имеет чудодейственную силу. Если подать за здравие того или иного лица во время молебна в этой часовне, любовь этого лица обеспечена за подающим. Я решила попробовать это средство, но надо было выждать подходящего случая. Однажды мама поручила мне быстро сходить на Арбат в магазин Реттера (так в книге, верно Реттере), и купить кофе особого состава. Чтобы не перепутать сорта, я записала на бумажке: "Мокко, Ливанский, Аравийский, Мартиник". На другом листке у меня уже давно было заготовлено: "О здравии Николая". Я выскочила на улицу и помчалась к Каменному мосту. Стояли зимние сумерки. Когда я, запыхавшись от быстрой ходьбы, вошла в часовню, службы там не было. За свечным ящиком стоял монах. Ждать я не могла. Высыпав на ящик целую  горсть медяков и положив на них записку, я настоятельно попросила монаха помянуть по ней за здравие на следующем же молебне и помчалась на Арбат. Каков же был мой ужас, когда, войдя в ярко освещенный магазин Реттера, я вытащила из муфты записку, на которой стояло: "О здравии Николая". Что было в часовне, когда священник начал поминать все сорта кофе, я никогда не узнала и боялась об этом думать!.
    Во всяком случае, мое увлечение Колей Львовым быстро пошло на убыль. На следующий год я уже открыто высмеивала его хвастовство и французские словечки".
                                                                             Арбат. Фото 1908 - 1909 г.
                     
    А самого господина Реттере упоминает в некоторых своих произведениях Андрей Белый, в том числе и в повести "Крещенный китаец" - ", изданной в 1927 г.  Он пишет -  "...дальше, в окошке, кофейники, медные баночки, - неинтересны; мосье Реттере  интересней: сидит за прилавком, такой чернобровый, такой чернобрадый; - потом  его  видывал  седеньким  я;  наконец,  я  недавно  стоял  пред  могильным крестом, где почил от трудов он!".
    Реттере Владимир Карлович  тоже был членом  Моск. Купеческого собрания с 1913 г.
    Последние годы он с с женой (?) Лидией Александровной проживал в Мароновском переулке, 18, в собственном доме (не сохранился).
      Впервые в "Справочной книге.... " Леон Карлович Реттере упоминается в 1908 г. (возраст не указывается), французский гражд., живет в М. Кисельном пер., 2 - в доме Франк (это тот же дом, где жил и Эмиль Карлович, дом 11\2 - только д. 2  он со стороны М. Кисельного пер.),  Торговал в доме  Страхового общества "Якорь" на Петровке. Тут у него был магазин жженого кофе и принадлежностей к нему.
Петровка 15, Бывший дом страхового общества "Якорь". Фото 1992 г.

    В начале 1910 г. он вместе с женой (?) Зинаидой Петровной переезжает в дом Коровина на Петровку , д. 19. В этом доме они проживут до 1916 г.
    Петровка, д. 19. Фото 1987 - 1989 гг.

    А в 1917 г. они переедут на Рождественский бульвар в д. 19.
    В 1913 г. Владимир и Леон объединяться и создадут Торговый дом "Реттере Л. и В. братья". В 1916 году им будет принадлежать уже семь магазинов в Москве: на Арбате, д. 10, на Тверской, в д. 12 и в д. 73, на Пятницкой, в д.11, на Б. Никитской, в д.28, в Серебрянном пер., в д.5 и на Петровке, в д.15.
    Тверская, д. 73.Магазин Реттере, там, где надпись "кофе". Фото 1913 г.

   Вернемся в Петровский парк. Повторюсь, кто из  братьев Реттере стал владельцем участка на углу Пеговского пер. и Петербургского шоссе и как выглядела эта дача мне установить не удалось.
    На сайте ПастВью размещена фотография особняка архитектора Эйхенвальда (о нем я упоминала здесь, когда в 2014 г. выпустила серию постов "Лениградский проспект"). Позже, в пост, где упоминается этот особняк, я неоднократно вносила изменения, т.к. информация о нем постоянно менялась. В результате из-за бесконечных правок, там написано о нем несколько сумбурно, поэтому напишу еще раз об этом особняке и выскажу мои предположения.
    Итак, на сайте ПасВью представлены практически две одинаковые фотографии. Первая из них из книги "Русское графическое искусство". 1916 г. Вып. 1. Где именно располагался в Москве этот особняк в книге не указано.
                           
     Вторая почти такая эе фотография из коллекции М.В.Золотарёва, подписна как
    "Петербургское шоссе, вл №42. Особняк архитектора Эйхенвальда. Фото 1912 - 1914 гг.".
                           
    Стрелочка на сайте Паствью под этими фотографиями указывает на другую сторону Пеговского пер.(ул. Серегина). А подпись к этой фотографии следующая - "Собственный особняк архитектора Николая Александровича Эйхенвальда (1873-1934 гг.). Построен в 1911-1912 гг. на арендованной у Дворцового ведомства земле. Угол шоссе и Пеговского переулка. Поскольку в юбилейный 1912 год было модно строить здания в стиле 100-летней давности, особняк выполнен по мотивам дома князя Гагарина на Новинском бульваре - известнейшей ампирной после-пожарной постройки". Теперь давайте разбираться.
    1. Обе фотографии дореволюционные, а в это время владение №42 по справочникам "Вся Москва" располагалось совсем в другом месте, правее ресторана "Яр"  и принадлежало в 1913 г. Михельсону Михаилу Григорьевичу, а в 1916 г.  некоему Чернову, то же и в 1917 г., а владением №42 этот дом уже мог стать только в послереволюционные годы.
    2. Вызывает сомнение, что архитектор Эйхенвальд мог в 1911 - 1912 гг. приобрести участок в парке и построить новую дачу на арендованной у Дворцового ведомства земле, т. к. в 1907 г. Николай II издал указ о запрете нового строительства дач в Петровском парке. Кроме того, упоминаний об Эйхенвальде, как владельце участка в Петровском парке в д\р справочниках нет.
    3. Теперь смотрим справочники "Вся Москва" по адресам архитекторов. Энхенвальд Николай Александрович до 1915 г. включительно проживает по адресу "Мамоновский пер., д. 2\10", а в 1916 г. и 1917 г. его адрес в  этих же справочниках указывается -" Уг. Петроградского шоссе и Пеговского пер. д. 7". Тут, вероятнее всего, в справочнике опечатка, не дом 7, а дом 1,  т.к. во-первых дома №7 до революции в Пеговском пер. просто не существовало, последним был д. №5 - ресторан "Эльдорадо", сохранившийся до наших дней; во-вторых нумерация домов начиналась по Пеговском пер. от Петроградского шоссе и по углам переулка могли стоять только дома 1 и 2;  в третьих нечетная сторона переулка, д. 1, - это как раз и есть участок  купцов Реттере; в четвертых, можно было бы допустить, что Эйхенвальд приобрел эту дачу у купцов Реттере и в справочники он как собственник просто не успел попасть, но нет, адрес же Эйхенвальда в 1915  один, а в 1916 г., другой, т.е. поменялся, тогда бы и внесли изменения, что это соб.дом, но нет, в тех же справочниках не указывается, что это собственный дом Эйхевальда, указан просто его адрес проживания, а там , где собств. дома архитекторов, например, как Эрихсона, Гиппиус, Харько, Шибаева и мн. др. - указано соб.дом.
    В связи с вышеизложенным предполагаю, что на фото не дача Эйхенвальда, несмотря на подпись к первой фотографии, а дача (особняк) купцов Реттере, которую, возможно, построил архитектор Эйхенвальд.Н.А. И еще, считаю, что стрелочку под фото на сайте ПастВью следует переместить на другую сторону Пеговского пер.
     Упомяну также о том, что в некоторых д\р источниках встречается информация, что одна из дач за Петровским парком сдавалась под летнее помещение Немецкого клуба, а в современных книгах уже указывается и адрес - Пеговский пер., т.к. там был второй выезд из парка.

    Однако, был еще один выезд из парка, также я нашла один из д\р адресов, где был летний филиал Немецкого клуба совсем в другом месте, о нем мы поговодим дальше, но я допускаю, что в какие-то годы под клуб могла сдаваться или дача Сорокоумовских, или соседняя дача купцов Волковых, но подтверждения этому в дореволюционных справочниках нет, есть только фраза "летнее отделение Немецкого клуба на выезде из парка".


    Дачники и постройки Петровского парка. Ул. Серегина (Пеговский п.). Часть 11.

    Другие достопримечательности. Оглавление.

    Использованы материалы: Справочники "Вся Москва" за разные годы; воспоминания Домогацкого В.В., Аксакрврй-Сиверс Т.А. и др.
Tags: Петровский парк, Прогулки по Москве, достопримечательности, старая Москва, старые фото
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments