Людмила (stapelia2784) wrote,
Людмила
stapelia2784

Categories:

Дачники и постройки Петровского парка. Б. Зыковский проезд. Часть 14.

              Дачники и постройки Петровского парка. Б. Зыковский проезд. Часть 14.

    Вводная часть. Часть 1. Часть 2. Часть 3. Часть 4. Часть 5. Часть 6. Часть 7. Часть 8. Часть 9. Часть 10. Часть 11. Часть 12. Часть 13.

    Пройдя от Ленинградского проспекта по ул. Пилота Нестерова (бывшему Стрельнинскому пер.) мы с вами вышли снова на Красноармейскую ул.
                   
Красноармейская улица (бывший Б. Зыковский проезд), продолжение (нечетнаяя сторона).
    В 1870-е годы тут на углу четной стороны Стрельнинского пер. и нечетной стороны Большого Зыковского проезда стояла дача купца Пороховщикова Александра Александровича
    В эти годы соседями купца Пороховщикова по Бол. Зыковскому проезду были купцы Андреевы (о них и о их даче я писала тут). Их дочь, Андреева-Бальмонт Е.А. (жена поэта Бальмона) оставила воспоминания об этой даче, хотя имя самого Пороховщикова в них не упоминается.
       Про дачу Пороховщикова она пишет - "С третьей стороны сада, где помещался наш курятник, не было колючей изгороди, забор был низенький, и сквозь проволочную сетку был виден сад соседей. Он был запущен, дом заколочен, и мы никогда не заглядывали туда...".
    Как выглядела эта дача неизвестно, поэтому просто фотография старой дачи.


Место, где она находилась,теперь выглядит так (см. здесь). Тут сейчас стоит недострой нового корпуса академии им. Жуковского, о нем я писала в прошлой части.
   По Земской окладной книге Моск. уезда 1873 г. дача это была записана на
Анну Николаевну Пороховщикову, ур. Немчинову, его вторую жену, она скончалась совсем молодой от чахотки. А после ее смерти перешла уже к Александру Александровичу.
   
Пороховщиков Александр Александрович (1833 или 1834 - 8.08.1917 гг.),  русский предприниматель, строитель, публицист, издатель, меценат, общественный деятель. Славянофил; состоял в Славянском комитете.
                                                            

    Первоначально написать о купце Пороховщикове я хотела в этом посте, но потом поняла, что этому русскому патриоту и человеку неуемной энергии, вызывавшего у современников противоречивые чувства стоит посвятить отдельный пост. Тем более биография его недостаточно изучена и там еще много белых пятен. Пост о Пороховщикове читай здесь.
    Сам Пороховщиков по воспоминаниям Екатерины Алексеевны Андреевой-Бальмонт Е.А. на этой даче не жил. По крайнем мере последние годы (купцы Андреевы продали дачу в 1881 г,, в то время Екатерине Алексеене было 14 лет, и, возможно, в свои более ранние годы она своих соседей Пороховщиковых просто не помнила).
    Как пишет далее  Андреева-Бальмонт Е.А. дача эта долко пустовала.  И далее - "Но когда я однажды пришла кормить цыплят — я тогда была уже подростком, и это входило в мои обязанности, — я увидала, что заброшенный сад расчищается, дорожки утрамбовываются, садовник сажает цветы, деревянные щиты с окон сняты, стекла, только что протертые, блестят на солнце"...
      "Приезжает генерал из Санк-Питербурга, будут тут жить и ихняя супруга, и маленькие барышни", — немедленно сообщил мне Троша (слуга), который всегда все знал. Я тотчас же нашла себе наблюдательный пункт за дверью курятника, где меня  не слишком было видно, и погрузилась в созерцание этой новой для меня жизни, не виданных мною доселе людей.
    Семья
Фон-Дервиз состояла из отца, действительно генерала, его жены, двух дочерей моих лет и их англичанки... Но на балконе и в саду у них всегда толпилось множество народа, очень много военных. Днем они были в белых кителях, вечером в различных мундирах.
    Дачная жизнь.


"Это гвардия из Санк-Питербурга, — поучал меня Троша, тоже с любопытством наблюдавший за соседями. — Енерал, их папаша, весь день в карты дуются, до самой ночи сидят в саду, а на столах у них и золотые деньги, и ассигнации… кучи. Мне с сеновала все видать. А вон барышни пошли, за ними их губернантка — ну и шпандрит она их, почище вашей мамзели. А вот и сама, чисто безногая — сейчас ляжет, и все не по-русски изъясняется". Мадам Фон-Дервиз, правда, с балкона спускалась в сад только чтобы сейчас же лечь на шезлонг, под полосатый балдахин, который поворачивали, как зонтик, в ту сторону, где было солнце. Она лежала часами, неподвижно вытянувшись, читала, но чаще болтала с военной молодежью, окружавшей ее. Эти молодые люди не отходили от нее — то подавали ей чашку кофе, то стакан какого-то напитка со льдом, который они черпали ковшом из серебряного бочонка, стоящего на столике рядом с ней, и наливали в стаканы. Но, очевидно, она лежала не от болезни, так как часто ходила гулять в парк со своими кавалерами, где мы ее встречали.
    Петровский парк.

   Она была всегда в белом, утром — в неглиже с кружевами и лентами, с длинным шлейфом, который тащился за ней по дорожкам сада. "Ишь пошла подметать  дорожки, — замечал Троша, — своя метла, не хуже Григорьевой" (Григорий был наш садовник). Вечером — в полуоткрытых платьях с короткими рукавами. Когда выезжала, она надевала тюлевую шляпу с перьями, и кто-нибудь из молодых людей ее свиты облекал ее в белое манто, все руки в рюшах и кружевах. Не знаю, была ли она красива. Мне она казалась красавицей. Миша, брат, разделял мои восторги. "Может быть, она не красива, но она grande dame",— сказал он о ней, когда старшие сестры поддразнивали нас предметом нашего обожания. Мне все нравилось в ней: как она щурила свои большие черные глаза, как подносила золотую лорнетку к глазам или опускала ее к себе на колени, или протягивала свою белую оголенную руку к вазе, брала из нее цветок и, понюхав, вертела его в пальцах. Я не могла на нее насмотреться.
    К. Коровин "Настурции"


Девочки же ее мне совсем не нравились. Они были похожи друг на друга, одеты одинаково, ходили... по дорожкам сада, за ними по пятам следовала англичанка. Когда мы за забором встречались с девочками глазами, они отворачивались, а я, конечно, делала вид, что занята цыплятами и их не замечаю....
    Я как-то раз спросила брата Алешу при Троше: "Как ты думаешь, Фон-Дервиз богаты?" — "Конечно, очень богаты", — не задумываясь, ответил Алеша (брат Е,А,). "Тоже, богаты, — вмешался в наш разговор Троша, — с чего это вы взяли? Богаты, а своих выездных не держат. Пару-то в Москве у извощика нанимают". — "Может быть, свои лошади у них в Петербурге остались", — вступился за них брат. "Какой! и там на извощичьих катают, мне их человек сказывал". Я не знала, к какой категории отнести этих людей из высшего общества. Хорошие они или дурные? Дома у нас о них не говорили...".
    Сколько я не искала, но о ком из рода фон Дервизов из Петербурга идет речь, мне так установить и не удалось. Единственным генералом в этом роду был Иван Иванович, но он тогда еще писался как фон Визе, да и скончался он в 1806 г. Буду очень признательна, если кто-то из моих читателей напишет в комментариях, о ком из рода фон Дервиз пишет Андреева-Бальмонт.
    Однако мне удалось установить, что дачу эту семейству генерала фон Дервиз Пороховщиков сдавал, сам оставаясь ее владельцем вплоть до 1894 г. (кстати, эта дача, видимо, была последней собственностью Александра Александровича, другие свои доходные дома,он к этому времени уже продал).

    Судя по  "Торгово-промышленной адресой книге Москвы"  в 1894 г.оду дачу эту Пороховщиков сдает под портновское заведение Рахмановой Александре Матвеевне.
    К 1895 г. владельцем этого углового участка становится выходец из крестьян, купец второй гильдии Чесноков Дмитрий Петрович (1832 - 1905 (?) гг.), торговец колониальным товарами. В купечестве состоял с 1884 г. Первоначально Чесноков торговал в доме Тульского подворья на Мясницкой ул., д.14. Вскоре там же он открыл трактир и стал содержателем меблированных комнат. Сейчас в этом доме знакомое многим кафе "Му-му".
    На фото ниже бывший дом Тульского подворья крайний справа, а слева церковь архидьякона Евпла, в  которой Чесноков Дмитрий Петрович в эти годы был старостой (снесена).
    Мясницкая улица в районе церкви архидьякона Евпла. Фото 1907 - 1910 гг.
    Достоверно неизвестно жил ли Дмитрий Петрович первоначально с семьей в бывшем доме Пороховщикова в Петровском парке или построил сразу новый дом, но еще лет шесть назад тут на углу стоял вот такой дом. Его снесли в 2014 г., когда стали строить на ул. Пилота Нестерова новый корпус Академии  им. Жуковского (см. часть 13). Утверждать не могу, но предполагаю, что это и есть бывший дом купца Чеснокова. Когда он был построен неизвестно, а установить сейчас это невозможно, т.к. дом снесен, а архивы академии вряд ли доступны. Судя по плану Москвы 1952 г. дом был деревянный.
   Красноармейская ул. д.3 (снесен).

    Возможно его построил сам Дмитрий Петрович Чесноков, а возможно он был построен позже, уже при его сыновьях Александре, Михаиле и Иване (?) Дмитриевичах.
    Из старых справочников выясняется, что в 1903 г. тут была пивная лавка,  принадлежащая его сыну Александру Дмитриевичу Чеснокову, позже появилась овощная лавка, принадлежащая, кажется, Ивану Дмитриевучу,  а Михаил Дмитриевич торговал тут колониальными товарами. Позднее братья открыли здесь трактир (ресторан), а со стороны Стрелецкого пер. - гостиницу "Бр. Чесноковы".
    В "Юбилейном историческом и художественном издании в память 300-летия царствования державного дома Романовых", выпущенном в 1913 году, есть заметка посвященная одному из сыновей Чеснокова и портрет.
    Купец Чесноков Александр Дмитриевич, сын Дмитрия Петрововича Чеснокова, сод. ресторана в Петровском парке.
                                                         

               
    Опираясь на эту заметку, я выше и написала, что их отец, Дмитрий Петрович Чесноков, умер в 1905 году, хотя в некоторых справочниках он упоминается как владелец участка аж  до 1917 г.
    Этот безымянный ресторан (трактир) и гостиница купцов Чесноковых просуществовали, видимо, до революции, по крайней мере они упоминаются в телефонном справочнике 1915 и 1916 годов.
    В Петровском парке к 1895 году купцу Чеснокову Дмитрию Петровичу принадлежало сразу два участка, другой его участок располагался на месте, где сейчас музей авиации (Красноармейская, д. 4). Прежде в этом же здании находился ресторан "Аполло". А еще раньше на этом же участке стоял первый деревянный ресторан "Эльдорадо", который одно время принадлежал Чеснокову Д.П.
    Старое здание ресторана "Эльдорадо".

    О нем мы поговорим в дальнейшем, когда я буду писать о четной стороне этой улицы. Пока только отмечу, что Чесноковым этот участок принадлежал до начала 1910-х годов и был продан другому владельцу, т.ч. в заметке речь идет о другом ресторане.

      Дачники и постройки Петровского парка. Б. Зыковский проезд. Часть 15.

   Другие достопримечательности. Оглавление.


      Использованы материалы: д\р справочники разных лет; воспоминания Андреевой-Бальмонт Е.А.; https://dlib.rsl.ru/viewer/01004875294#?page=1 и другие.
Tags: Петровский парк, Пороховщико, Прогулки по Москве, достопримечательности, старая Москва
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments