Людмила (stapelia2784) wrote,
Людмила
stapelia2784

Category:

Садовая-Триумфальная ул. внутри Сад. кольца. Часть 4.

                     Садовая-Триумфальная ул. внутри Сад. кольца. Часть 4.

    Часть 1. Часть 2. Часть 3.

   Продолжаем прогулку по Садовой-Триумфальной улице. По справчнику 1868 г.  купцу Резанову принадлежали участки  с домами №2 и №4,(о них я писала в прошлой части), а далее  шли участки №6 и №8, которые принадлежали в это время некоему Гусеву.
   К 1880 г. участок купца Резанова объединили в один и он стал №2\30 (№30 по Тверской ул.). А участок Гусева был разделен на два участка, сменив ряд владельцев, в итоге -. 1-й под №4 отошел к купцу Тихонову Андрею Андреевичу, а 2-й под №6  к Цветковой Елизавете Ивановне, жене кол. асс., позже действительного статского советника.
  Садовая-Триумфальная улица. Фото 1902 г.

Ддя наглядности я выделила фрагмент фото. Двухэтажный дом пониже №4 - купца Тихонова Андрея Андреевича, владельца плотничьего и столярного заведения. Дом будет принадлежать ему до революции.
   За ним дом №6 - Цветковой Елизвветы Ивановны (18.. - 1911? гг.). Об этом участке поговорим отдельно, т.к. он имеет богатую историю.
                                           Садовая Триумфальная ул. Фрагмент предыдущей фотографии.
                          
    У Елизаветы Ивановны была дочь Александра Михайловн Цветкова, попечительница Самотецкого женского училища, которая вышла замуж за Астрова Павла Ивановича (1866 - после 1919 гг.), юриста, следователя, члена  Московского окружного суда, общественного деятеля, статского советника. Проживали супруги на Садовой-Триумфальной ул., в маленьком одноэтажном домике, стоящем слева от этого трехэтажного доходного дома Е.И. Цветковой (не сохранился,  на этом фото 1934 г.. при большом увеличении видна крыша этого домика).
    Садовая-Триумфальная улица. Справа д. №6 - бывший доходный дом Цветковой - Астровой. Фото 1946 г..

     В начале XX века в среде русской интеллигенции модным было создавать различные философские и литературные кружки. В 1903 - 1910 годах в Москве был образован кружок молодых символистов, состоявший из студентов философского, исторического, физикоматематического и других факультетов Московского университета. Этот кружок получил название "Аргонавты". Название кружка заимствовано из древнегреческого мифа о Ясоне и его товарищах, плывших на корабле "Арго" в Колхиду в поисках золотого руна. "Аргонавты" выбрали именно этот миф, трактуя его как символ поисков жизненных ориентиров своего поколения, мифизации жизни и творчества.
     Лидером и идейным вдохновителем кружка был Андрей Белый (Б.Н. Бугаев).
                                                                             Андрей Белый (Б.Н. Бугаев).
                                                   
     Кроме него, среди известных членов кружка были Эллис (Л. Л. Кобылинский), В. В. Владимиров, А. С. Петровский, С. М. Соловьёв, братья Эмилий Метнер и Николай Метнер, Н. П. КиселёвМ. А. Эртель, П. Н. Батюшков и многие другие.
    Первоначально кружковцы собирались дома у Владимирова или у Андрея Белого в квартире на углу Денежного переулка и Арбата.
    Вид Арбата от церкви Живоначальной Троицы. Дом с башенкой, где была кв. А.Белого. Фото 1888 г.

     В 1904 году в состав "аргонавтов" вошел и Павел Иванович Астров. Он предложил свою квартиру для "аргонавтических" собраний, и члены кружка его предложение приняли. Так начались знаменитые Астровские "среды"
    Вот как об этом писал Андрей Белый в книге "Начало века" - "К восьми вечера мы трусили: к Каретной-Садовой (то ли шифровка, то ли ошибка у А. Белого, на самом деле дом стоял на Сад. Триумфальной); собрания происходили в синявеньком одноэтажном домочке Цветковой; бывало, звонишь: П. И. Астров, влетая угласто в переднюю, улыбочкой своею подавится, за руки хватает и руки ломает и в комнату, полную людом..."
    А самом хозяине Андрей Белый писал в свойственной ему манере  - "Павел Иванович Астров — костлявый, высокий, с прорезанным ликом, с бородкою острой, порывистый, нервный; глаза его серо-зеленого цвета впивались, высасывая, будто вел он допрос; ему было лет сорок; он думал о зернах полезного, доброго, вечного, собранных с нивы священника Петрова, хватаясь за лоб, улыбаясь с натугой, давяся улыбкой и скалясь от этого, вовсе не слушая вас и соглашаясь на все, что бы вы ни сказали, но пронзая глазами, усиливаясь быть не резким; и в этом усилии напоминал он нам героя великого Диккенса, Урия Гипа; посетителя он в кресло сажал, будто схватывая, чтоб защелкнуть наручники; с рывом бросался на смежное кресло, руками схватясь за колено; и, весь напряжение, как обмирал, выливаясь в глаза, выпивавшие зорким вниманьем — не вас: свои собственные мысли о детских приютах и об "Юридическом обществе", где он был деятель...
      Посетить заседание кружка фактически мог любой желающий; в „аргонавтах“ ходил тот, кто становился нам близок, часто и не подозревая, что он „аргонавт“. Многих в кружок приводил Эллис, и кого тут только не бывало. " Эллис - писал А.Белый - ведь новых людей вырывал, как коренья, из разных кварталов Москвы, то являясь с хромым капитаном в отставке, читающим нам двадцать пять написанных драм, — Полевым, то с Н. П. Киселевым, то с революционером Пигитом (речь о племяннике хозяина знаменитого дома на Б. Садовой, где жил М.Булгаков, о нем здесь), то с белясой девицею Шперлинг, то с зубною врачихою Тамбурер, то с где-то подобранным им Кожебаткиным, то с Асей и Мариной Цветаевыми, то с К. Ф. Крахтом, скульптором, принесшим в дар свою студию, где некогда отгремел молодой "Мусагет", то с Ахрамовичем (Ашмариным), с Папер, Марией, поэтессой, пищавшей в стихах о том, что она задыхается страстью.
                                                          Сестры Цветаевы Марина и Анастасия.
                                             
    Эллис нуждался в кафедре; и ради нее ввергнул всех нас он к мировому судье, тогда еще следователю, к супруге его и к мамаше, Цветковой, к трем братьям П. Астрова (с женами), к старцу-художнику Астафьеву, к терпкой его половине, к учителю Шкляревскому; прибавьте: философ права, Филянский, судеец-поэт, лет почтенных, седой Громогласов, профессор; и — сколькие! О, о, — не много ли?... Иван Христофорович Озеров и… Клеопатра Петровна Христофорова (антропософка, владелица отеля в Гельсингфорсе).… Ведь это — как… семга с вареньем!...
                                                Худ. А.В. Маковский "Скульптор Крахт Константин Федорович.
                                         
    Собиравшиеся разделялись: на говорунов и молчавших; Рачинский, Сизов, Эртель, Батюшков, я, П. И. Астров — говоруны, да еще Поливанов, Володя, студент, театрал, исполнявший роль Лира, любитель-актер, вдохновенный и "только" поэт; он пытался и в прозе работать (недурно); живой, то открытый для братских общений, то дикий "волчонок", то друг, то бранитель колючий, — с ним встретясь у Астрова, я продружил восемь месяцев; он, став "аргонавтом", став со всеми на "ты", провалился внезапно сквозь землю, на всех точно обидясь.
     Молчавшие — Киселев, Петровский, барышня Мамонтова, дочь Саввы Мамонтова, мадам Астрова, белая, желтоволосая и полнотелая дама: ее мамаша, Цветкова, в пенснэ; Шперлинг, бледная, умная барышня (даже не пискнула), пара Астафьевых, еще не бритый Шкляревский, три брата Астровы, Христофорова К. П., "тонкая" дама, Рачинская Т. А., тоже «тонкая» дама; заходили: присяжный поверенный Шкляр, профессор Громогласов, профессор Покровский, тогда доцент из посада, Филянский, Свентицкий и Эрн; приводили сюда Леонида Семенова; здесь являлись поздней: Боборыкин, БердяевВячеслав Иванов, С. А. Котляревский, М. О. Гершензон, думец Челноков, ..., старые девы, судейцы, философы религиозные и дамы из «попечительств» всяких...".  И многие, многие другие, всех не перечислить.
      Худ. Васнецов В.И. Портрет Татьяны Анатольевны Мамонтовой, дочери Анатолия Ивановича Мамонтова. 1884 г. (впоследствии жена Рачинского Григория Алексеевича).
                                          
    Читая Андрея Белого, диву даешься, кто только не бывал в этом маленьком домишке (я упомянула далеко не всех) и каких разных людей в кружке смог объединить П.И. Астров. Правда сам Андрей Белый, как он пишет, сбежал из кружка через год., но кружок продолжал существовать до 1910 г. включительно.
    В ходе их совместного творчества вышли два выпуска сборника "Свободная совесть" (осень 1905, 1906). "Аргонавты" тесно сотрудничали с издательствами "Скорпион" и "Гриф", а в 1909 году Э. К. Метнер, Белый, Эллис, Петровский, М. И. Сизов и др. основали собственное издательство "Мусагет".
    В 1911 - 1912 г. во дворе участка возводится еще один доходный дом, возможно, он построен на средства, которые Александра Михайловна Астрова получила в наследство после смерти своей матери - Елизаветы Ивановны Цветковой, скончавшейся в 1911 (?) году.
    Кто был архитектором этого здания мне, к сожалению, найти не удалось, но на одном из сайтов, ссылка на который уже недоступна, упоминалось среди лиц связанных с этим домом и кружком - имя архитектора Мазырина Виктора Александровича. но я так и не поняла, то ли он строил этот дом (хотя среди его построек этот адрес не упоминается), то ли был посетителем кружка. Известно, что Мазырин увлекался мистикой и спиритизмом, и вполне мог быть членом кружка Астрова, сам Мазырин в эти годы жил поблизости, но об этом в след. постах.
    Уже на фотографиях, сделанных мною несколько лет назад, дом изуродован разномастными стеклопакетами и кондиционерами.
                                      Садовая–Триумфальная ул., д.6. Доходный дом А.М. Астровой.
                          

                         
    Дом в стиле "модерн" с одной стороны имеет эркер над которым имеется балкон. В этом доме всего 13 квартир.
                         
    Центральные окна с торцов  дома сейчас заложены. Вот единственное чердачное окно, сохранившее первоначальную расстеловку.


                         
    Еще один эркер с балконом над ним расположен с противоположной стороны дома.



     А на этой последней фотографии, сделанной после капитального ремонта дома, он и вовсе изуродован.
                         
    В 1970-х годах здесь были коммуналки, в это время в доме проживало много сотрудников ближайшего отделения милиции.
    Вернемся к семье Астровых. Павел Иванович до революции был в 1906 -1914 годах членом Московского окружного суда по гражданскому отделению, с 1907 г. он еще  преподаватель права на Высших женских юридических курсах В. А. Полторацкой,  а с 1911 года председатель Комиссии по церковному праву при Московском юридическом обществе. В 1917 году был членом Предсоборного совета, затем членом Поместного собора Русской православной церкви;
    В браке у Астровых родился сын Михаил Павлович Астров (1900 - 1936 гг.). Впоследствии диакон, новомученик; был рукоположён о. Алексеем Мечёвым, служил в церкви Сошествия Святого Духа, что у Пречистенских ворот (1925–1930); репрессировался неоднократно (1930 – 1936, ГУЛАГ), умер от туберкулёза лёгких в казахстанской ссылке.
    Еще о двоих детях Астровых -  сыне Николае и дочери Татьяне сведений не сохранилось.
    Трагично сложилась и судьба братьев Астрова, членов кружка - Александра и Владимира, они были расстреляны по делу "Национального центра" в 1919 г., вместе с Владимиром расстреляли и его сына Бориса. Брат Павла Ивановича - Николай, член временного правительства, эмигрировал в 1920 г. в Чехословакию.
     Племянник Павла Ивановича -  Николай Александрович Астров (1906 - 1992 гг.), стал конструктором танков и тяжёлой бронетехники, имел звание Героя Социалистического труда.
      Другой его племянник - Дмитрий Александрович Астров, после расстрела отца сумел сбежать из Москвы на Юг России, к белым, в одном из своих писем он сообщил одной из своих родственниц: "Павла Ивановича нет больше. Вместо него существует в Москве Черноруков, живущий у Троицы с семьей" .
    Судьба самого Павла Ивановича впослереволюционные годы неизвестна. По одной из версий он сменил фамилию и стал Черноруковым, по другой был расстрелян в 1919 г. по тому же делу "Национального центра", но в списке расстрелянных не попал, возможно, число расстреляных было больше, чем было опубликовано в газетах.
      Следующие два участка (№65 и 66) в середине XIX века принадлежали купцу Калинину Тарасу Калиновичу. Впоследствии его участки перешли к его дочери - Фекле Тарасовне Зайцевой, ур. Калининой. Ее муж - купец 2-й гильдии Зайцев Михаил Андреевич торговал бумажным товаром, проживал в доме жены в пр. ц. Ст. Пимена, на Садовой ул.
      Садовая-Триумфальная улица. Все дома справа, кроме 5-этажного (о нем позже). - это и есть участок Зайцевой Феклы Тарасовны, а не только один дом, выделенный  на сайте Паству. Фото 1934 - 1936 гг.  

      После ВОВ в конце 1940-х годов рядом с доходным домом купца Коровкина на трех участках, принадлежащих прежде Тихонову, Астровой и Зайцевой, возвели огромный дом по проекту архитекторов З.М. Розенфельда и А.Д. Суриса, но о нем мы подробно поговорим уже в следующей части.
     Жилой дом на Садовой-Триумфальной улице. Фото 1950 - 1960 гг.


    Садовая-Триумфальная ул. внутри Сад. кольца. Часть 5.

    Другие достопримечательности. Оглавление.

    Использованы материалы: Википедия и др.
Tags: Прогулки по Москве, Садовая-Триумфальная, Садовое кольцо, достопримечательности, старая Москва, старые фото
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments