Людмила (stapelia2784) wrote,
Людмила
stapelia2784

Category:

Бауманская улица. Часть 3.

Бауманская улица - Немецкая слобода. Часть 3. Продолжение.

Часть 1. Часть 2.

    Дом № 57\13. На другой стороне улицы, рядом с головкинской усадьбой, через переулок, называвшийся в конце XVIII в. "переулок к Сенату" и позднее исчезнувший, занимало целый квартал здание "Старого Сената". В начале XVIII столетия на этом участке находился "государев Почтовый двор", перешедший к князю Гессен-Гомбургскому, а от него к придворному врачу Иоанну Герману Лестоку.

    До приезда в Россию он служил лекарем во французской армии и попал в свое новое отечество в числе нанятых Петром I "потребных для России людей".

    После кончины Петра, Екатерина I назначила его лейб-хирургом и указала состоять при особе цесаревны Елизаветы Петровны. Лесток, веселый, услужливый, привлекательный, приобрел доверие цесаревны, отнюдь не чуждой радостей жизни. Как писал его биограф, "он был жив и резв до последних дней жизни, крайне беззаботен и вовсе невоздержан на язык".
                                      
    После внезапной смерти императора Петра II в 1730 г., когда прекратилась прямая мужская линия династии Романовых, Лесток склонял Елизавету предъявить свои права на престол - ведь она была родной дочерью Петра Великого. Но это осуществилось в 1741 г., когда задуманный приближенными Елизаветы переворот совершился в ночь на 25 ноября. Лесток был в числе главных действующих лиц: "Все это дело лежало на нем; он исполнил его... чрезвычайно ветрено и неосторожно, но весьма удачно". С тех пор Лесток занял видное положение при дворе новой императрицы, но широкие привычки и беззаботность подвели его. Лесток оказался тесно связанным с французским двором, который через посла в России переводил ему регулярную пенсию в 15000 ливров. Были перехвачены и расшифрованы его депеши с нелестными отзывами о Елизавете Петровне, и в 1748 г. Лестока арестовали. Его обвинили в измене и в преступных сношениях с представителями иностранных держав. Приговорили Лестока к ссылке и конфискации имущества.

    "Лештоков дом" в Немецкой слободе также перешел в казну, и его после пожара начали в 1753 г. перестраивать для размещения там Сената. Елизавета подолгу жила в Москве, и здесь же находились некоторые высшие правительственные учреждения, для которых подыскивались подходящие здания в городе. Главной резиденцией императрицы был Головинский дворец в Лефортове, и посему Сенат надобно было поместить поблизости.
    Фанагорийские казармы - старое фото.

   Центральная часть современного здания построена в первой половине XVIII века. В конце 1740-х годов здесь размещался Почтовый двор.
   После пожара 1748 г. здание перестроено в стиле барокко для учреждения Сената ("Сенатский дом"). Архитектор Ухтомский Д.В.
   После пожара 1812 г. восстановлено в стиле, ампир, получило строгую и простую декорацию фасада, с центральным ризалитом, завершенным лепным фризом и лаконичным фронтоном вместо прежнего барочного купола.
           
   В 1830 - 1867 годах располагалось "малолетние отделение" 1-го кадетского корпуса.
   В 1867 - 1885 - Учительская семинария Военного ведомства.
   В 1885 - 1911 - казармы Троице-Сергиевского резервного батальона.
   В 1911 - 1914 гг. здесь квартировал 11-й гренадерский Фанагорийский полк (отсюда название), по рассказам современников, он попал сюда совершенно случайно. Как-то Николай II в беседе с командующим московским военным округом спросил его, где размещается прославленный Фанагорийский полк. Командующий, надеясь польстить царю, ответил: "Конечно, в Москве", хотя тот на протяжении 20 лет стоял в Ярославле. Вот и пришлось срочно переводить фанагорийцев в столицу. Очень похоже и на наше время.
До революции над портиком здания можно было увидеть надпись: "11-й Гренадерский фанагорийский генералиссимуса князя Суворова Его Императорского Высочества Великого князя Дмитрия Павловича полк", а перед самим зданием, в саду, стоял бюст прославленного полководца с надписью: "Бессмертному Шефу — Фанагорийцы".
   В 1917 г. 1 - 4 роты Самокатного запасного батальона.
   Сохранилась старая ограда.

   На противоположной стороне улицы, за Гарднеровским переулком, название сохранилось с XVIII столетия, когда участком между Гарднеровским и Бригадирским переулком владел англичанин Френсис Гарднер, известный своей первой в России частной фарфоровой фабрикой, открытой в 1766 г. в селе Вербилки Дмитровского уезда.
Ф. Гарднер приехал в Россию в 1746 г. и вначале торговал лесом, а потом, накопив необходимый капитал, взялся за новое и тогда даже несколько таинственное дело - секрет производства фарфора еще недавно тщательно охранялся и составлял государственную тайну.
                                          Френсис Гарднер (1714 - 1790 гг.)
                          
Гарднеровская фабрика завоевала славу одной из лучших в России; как сообщал в 1801 г. "Географический словарь Российского государства", фабрика "... работает фарфоровые кофейники, чайники и прочие всякие вещи с таким искусством, что и саксонскому мало в чем уступит". Славились известные гарднеровские орденские сервизы, сделанные на заказ - особенно Владимирский, состоявший из 140 кувертов и стоивший тогда умопомрачительную сумму - 15 тысяч рублей. Известны по всей России были и гарднеровские фигурки, представлявшие в миниатюре российские типы.

    Завод наследников Гарднера в Вербилках в 1892 г. вошел в "империю" М. С. Кузнецова, монополизировавшего почти все производство фарфора и фаянса в России и активно выходившего на иностранный рынок.

К сожалению, историю первой русской частной фабрики мы знаем мало: в имении Гарднеров, недалеко от Дмитрова хранились исключительно ценный архив и прекрасная коллекция фарфора, но после коммунистического переворота архив сожгли в печке, а коллекция бесследно исчезла - приехал человек с мандатом из Москвы и все увез в неизвестном направлении.
Между Гарднеровским и Бригадирским переулками в конце XVIII в. находилось большое владение графини Скавронской. К родству с этой фамилией стремились многие, несмотря на то, что древностью и знатностью Скавронские похвастаться не могли. Дело в том, что по происхождению своему Екатерина I была, возможно, дочерью литовского крестьянина Скавронского, и после того, как эта, по словам историка В. О. Ключевского, "привенчанная иноземка" стала женой Петра, тут же были найдены ее родственники-дворяне, которым были даны поместья и титул графов Скавронских.
   Дом №66.В конце XVIII в. на большом участке по красной линии улицы стояли деревянные хоромы с деревянными же флигелями на углах обеих переулков. Все строения сгорели в пожар 1812 г., и участок еще долго не застраивался - в 1833 г. здесь числилась "пустопорожняя земля графа Алексея Григорьевича Бобринского". В 1835 г. новая владелица, мещанка Авдотья Мухина, строит скромный двухэтажный дом, а позднее участок делится на две части и на левой, на углу с Бригадирским переулком, инженер-механик В. В. Зворыкин возводит  в 1905 г. жилой дом-особняк.

   Дом со стороны двора.

Дом №68. Рядом, через Бригадирский переулок, в конце XVIII столетия находился дом профессора Московского университета Иоганна Шадена, начавшего преподавание вскоре после основания университета в 1756 г. и проработавшего в нем 41 год. Он был ректором университетских гимназий, читал "нравственную" и "критическую философию", преподавал греческий и латинский языки и, как гласило объявление в "Московских ведомостях", "показывал также Греческия и Римския древности и введение в свободные науки, и охотникам Нумизматику и Геральдику и другие к тому принадлежности".

    Профессор Шаден содержал пансион, в котором учительствовал он сам и приходящие преподаватели. По рассказам, у него дома находилась большая библиотека, занимавшая три комнаты, где все стены от пола до потолка были уставлены полками с книгами, которые можно было читать, не спрашивая.  В его пансионе учились Н.М. Карамзин, П.П. Бекетов, Д.И. Фонвизин. Последний так вспоминал о Шадене: "Сей ученый муж имеет отменное дарование преподавать лекции и изъяснять так внятно, что успехи наши были очевидны...". Шаден скончался в 1797 г., и на его участке, где стояли деревянные здания, позднее, уже после пожара 1812 г., построили на углу с Бригадирским переулком двухэтажный каменный дом (N 68), надстроенный и увеличенный в конце прошлого столетия.

Дом №70с1. Главный дом городской усадьбы Чернышевых, построен в 1881 г., перестраивался в 1913 г., является редким образцом дошедшего до нашего времени одноэтажного строения, сохранившего декор фасадов и интерьеры 80-х гг. XIX в.

   Участок этот принадлежал в начале 20 века - Чернышеву Сергею Ивановичу, потомственному почетному гражданину.



   В начале 20-х годов прошлого века здесь располагался детский дом "Красное Зернышко", тогда еще здание сохраняло свой кованный козырек, позднее утраченный.

   А в 1980-е годы тут находился Врачебно-физкультурный диспансер № 1.
   Еще один дом Чернышева стоит в глубине участка, о нем я писала здесь.                                                
                                

Часть 4. Окончание . http://stapelia2784.livejournal.com/2521.html

Другие достопримечательности. Оглавление.

Использованы материалы: Романюк С.К. "По землям московских сел и слобод" и др.

Tags: Басманный, Бауманская, Бобринские, Гарднер Ф., Елизавета, Зворыкин В.В., Карамзины, Лесток, Москва, Петр II, Прогулки по Москве, Скавронская, Ухтомский, Фонвизины, Чернышевы, Шаден, архитектура, дореволюционные фото, достопримечательности, доходный дом, казармы, немецкая слобода, особняк, памятник, старая Москва, старые фото, улица, уничтоженное, фанагорийские казармы, фарфор
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments