Людмила (stapelia2784) wrote,
Людмила
stapelia2784

Categories:

Новинский бульвар. Дополнительный пост.

                                                            Новинский бульвар. Дополнительный пост.

  
Начало. Внешняя сторона. Часть 1 - 7.
Внутри Садового кольца. Часть 8. Часть 9. Часть 10. Часть 11. Часть 12.

Серию постов про Новинский бульвар я написала довольно давно, за это время накопилось много, не вошедших в мои посты, старых фотографий и дополнительной информации, поэтому в тех постах, где из-за нехватки места, это невозможно вставить, будет рассказано и показано здесь, а в соответствующем месте поста указана ссылка на вставку сюда.

Часть 1. Добавлено фото памятника Жан Жоресу, установленному в 1918 г.
    Часть 2. Переработан рассказ о доме Офросимовых - Алябьева.
    Часть 3. Добавлены фото с интерьерами особняка  кн. Щербатова.
    Часть 5. Вставка 1. В XVIII веке этот участок принадлежал поэту и драматургу А.П. Сумарокову, который провел здесь последние годы жизни.
     Александр Петрович Сумароков (1717–1777 гг.) - русский поэт, драматург, родился в дворянской семье.
     Антон Лосенко "Портрет Сумарокова".
                                 
    Исключительно богато и разнообразно литературное наследие Сумарокова. Он писал трагедии и комедии, басни и лирические стихи, сатиры и песни, публицистические и теоретические статьи. В 1759 г. он издавал первый русский частный журнал "Трудолюбивая пчела".
    Многое сделал Сумароков для развития русского сценического искусства. Он был первым директором постоянного-русского театра, учрежденного в Петербурге в 1756 г. Из-за трений с придворными кругами писатель в 1761 г. вышел в отставку и в 1769 г. переехал в Москву.
    Сразу по приезде драматург приобретает домовладение на Новинском бульваре, обошедшееся ему в шестнадцать тысяч рублей, составлявшие весь его жизненный прибыток, перевозит сюда из Петербурга библиотеку и собрание гравюр.
    О месте нахождения усадьбы Сумарокова Земенков пишет; - "Занимало часть территории совр. домов №19-25", другие исследователи называют  совр. владения №27-29, кстати, последнего номера, тоже уже не существует. Усадьба располагалась поблизости от Кудринской площади, между Б.Конюшковском пер. и Новинским бульваром в "5-й части  за Земляным городом в приходе церкви Девяти мучеников кизических". По свидетельству современников, вокруг красивого дома был большой сад.
    Однако в Москве успех не сопутствовал писателю. В 1770 г. у него произошло резкое столкновение с московским главнокомандующим (генерал-губернатором) П. С. Салтыковым. Несмотря на протесты Сумарокова, тот с солдафонской грубостью распорядился показать зрителям еще не подготовленную артистами трагедию "Синав и Трувор", что привело к ее провалу. На жалобу Сумарокова: "...ему поручена Москва, а не Музы... начальник Москвы дует на меня геенною", Екатерина II ответила издевательским письмом. Это письмо, распространенное П. С. Салтыковым во множестве копий, толковалось московскими дворянскими кругами как официальная опала писателя.
   Сумароков лишается своей авторской ложи в Знаменском оперном доме: театральный антрепренёр М. Е. Меддокс (Медокс) не преминет бросить своей щепотки соли, и драматург покупает билеты на представления собственных пьес.
   Трудные обстоятельства заставили Сумарокова заложить богачу самодуру П. А. Демидову свое единственное достояние - дом. В минуту гнева Демидов подал закладную к взысканию. Сумароков оказался бессильным перед "ябедой", которой "не дом мой нужен, ей нужно подвергнуть меня посмеянию и наругаться надо мною". У поэта были описаны рукописи, книги и гравюры, мебель.
   По судейской описи стоимость его была определена в 900 рублей. „Когда кому даны порфира и корона, тому вся правда власть, и нет ему закона“, – скажет герой сумароковского „Гамлета“.
   В отчаянии он тщетно пытается обратиться к всесильному Г. А. Потемкину: "Я человек. У меня пылали и пылают страсти. А у гонителей моих ледяные перья приказные: им любо будет, если я умру с голода или с холода".
   Его единственной материальной поддержкой остаются издания Н. И. Новикова, который регулярно печатает сумароковские сочинения.
   Супружеская жизнь А. П. и И. X. Сумароковых была несчастлива. Первой женой Сумарокова была Иоганна Христина Балк (1723—1769 гг.), камер-юнгфера императрицы Екатерины II, разрыв с первой женой, предположительно, как пишет Бартенев в своем сборнике "Осьмнадцатый век", произошел из-за его связи с крепостной девушкой, Верой Прохоровной (1743--1777 гг.), которая стала его второй женой. Они с первой женой жили отдельно, но развода Сумароков не требовал, и обвенчался со второй женой, только в 1770 г., после смерти первой жены.
   Когда Александр Петрович решил жениться третий раз, опять на крепостной девушке, его мать Прасковья Ивановна, жена действительного тайного советника и кавалера Петра Панкратьева Сумарокова, будучи к этому времени уже вдовой, подала прошение, в котором прописала: "уведомилась я, что сумасшедший и пьяной сын мой, овдовевший вздумал таки жениться на рабе своей девке Катерине, а как ему от роду 60-й год, к тому ж имеет от первого брака двух дочерей, а от другой до венца рожденных дочь и сына малолетних. Он же по беспрестанному его пьянству довел себя до такого состояния, что и ходить не может и совсем в безумстве", просила - "о запрещении сего брака, который в пагубу оному сыну моему, в посрамление и огорчение мне и всей нашей фамилии, во всеконечное же разорение бедным его дочерям, от первого брака рожденным". Прошение пришло позже, к этому времени (1777 г.) Сумароков уже женился в третий раз, опять на крепостной девушке - Екатерине Прокофьевне.
    В т.н. "анекдотической", довольно обширной литературе о Сумарокове, основанной на устных преданиях, как известно, далеко не всегда достоверных, существует легенда, согласно которой у него будто бы было три сына и все они погибли одновременно в отцовской деревне во время купания в реке, спасая друг друга.  В основе легенды, скорее всего лежит статья, опубликованная в "Русском вестнике",  за 1808 г. "Почитатель Сумарокова. Плачевная кончина трех сынов Сумарокова".
     В своих воспоминаниях М. А. Дмитриев пишет о последних годах жизни Александра Петровича  - "Сумароков уже был предан пьянству без всякой осторожности. Нередко видал мой дядя, как он отправлялся пешком в кабак через Кудринскую площадь, в белом шлафроке, а по камзолу, через плечо, анненская лента. Он женат был на какой-то своей кухарке и почти ни с кем не был уже знаком...".
     Рокотов Ф.С. "Портрет Сумарокова" .
                                
   На Рокотовском портрете запечатлен Сумароков в последний год его жизни. Здесь мы видим, как пишет Н.Молева "тревожного и неуспокоенного лица преждевременно начавшего дряхлеть человека. Почти исчезнувшие брови, отечные веки, пепельный оттенок мягких волос, скорее напоминающий о седине, чем о пудре, прямой и где-то в глубине уже отрешенный взгляд и бесконечная усталость, непреходящая, свинцовым грузом легшая на плечи, погасившая блеск глаз".
   1 октября 1777 г. Сумарокова не стало. Московские актеры хоронили разорившегося писателя за свой счет и на руках несли гроб до кладбища Донского монастыря.
   Как я уже писала выше, усадьба эта перешла в руки Демидова П.А., как дальше складывалась ее судьба неизвестно, но сам Демидов в ней не жил.
   Теперь обратимся к акварели середины XIX века, написанной с балкона дома Гагарина (см. первое фото).

  Крайний дом слева - это дом матери Грибоедова, о котором мы говорили в прошлой части, за ним идет Большой Девятинский пер., дом в центре - усадьба Мельгунова Николая Александровича (1804 - 1867 гг.)  русского писателя, публицист.а и музыкального критика.. В 1824 -1834 гг. служил в Московском архиве коллегии иностранных дел, затем вышел в отставку. Много времени провёл за границей, занимаясь популяризацией русской литературы.
   Мельгунов учился в петербургском пансионе вместе с будущим композитором Михаилом Ивановичем Глинкой, и был с ним дружен. Именно, у него неоднократно останавливался композитор во время своих приездов в Москву. Дом Мельгунова был одним из центров культурной жизни Москвы. Во время одного из приездов Глинки, у Мельгунова во флигеле жил Павлов Николай Филиппович (впоследствии автор знаменитых повестей), на его стихи Глинка написал три романса.
   Часть 6. Вставка 2. С 1906 г. в  Москве стал выходить художественный и литературно-критический журнал "Золотое руно", издававшийся на средства богача Николая Павловича Рябушинского.
                                         
   Новое издание мыслилось и формировалось как продолжение петербургского "Мира искусства", в 1904 году уже закончившего свою деятельность.
   "Золотое руно" в тот период было единственным иллюстрированным журналом символического направления, к которому потянулись лучшие писатели и художники России.
    В  его художественном отделе с первого номера журнала сотрудничали А. Бенуа, Л. Бакст, С. Виноградов, А. Головин, А. Голубкина, М. Добужинский, П. Кузнецов, К. Коровин, Е. Лансере, Ф. Малявин, М. Нестеров, Н. Рерих, В. Серов, К. Сомов - блестящее созвездие имен. Не менее впечатляюще выглядел состав литературного отдела, который украшали имена Л. Андреева, К. Бальмонта, А. Белого, А. Блока, В. Брюсова, М. Волошина и многих других известных русских литераторов.
    "Золотое руно" задалось целью быть выразителем всех отраслей чистого искусства в России и объединить живопись, литературу, музыку, связав их с общей философией искусства...".
                                    
   Роскошно оформленный, с параллельным текстом на русском и французском языках (с 1907 г. - только на русском), выходивший большим форматом на прекрасной веленевой бумаге, журнал Рябушинского в течение нескольких лет играл роль одного из центров русского символизма. Издатель озаботился задачей привлечь к сотрудничеству самых известных московских и петербургских художников и литераторов.
   Сказать точно, в каком доме располагалась редакция, я не могу, и вот почему: по описанию Думовой в книге "Русские меценаты" - "это был старый деревянный особнячок в три окошка на Новинском бульваре, близ особняка Шаляпина". В этом случае можно предположить, что вот этот дом на старом фото в центре.
                                  
    Или вот современное фото этого же домика.
    Но если посмотреть на план 1952 г., то здание это обозначено как каменное, а если его еще и сравнить с планом размежевания 1903 г., то, как мне кажется, участок Рогожина начинался со следующего дома, кроме того, вот он и обозначен как деревянный.

   Вот как о помещении редакции вспоминал художник С. Виноградов: - "Вот уж нельзя было подумать, что в этом домишке ютится редакция богатейшего, роскошного журнала... Оказалось, что домик внутри довольно поместительный и в нем, кроме ряда комнат, был уютный салон, в котором два раза в неделю по вечерам собирались люди, близкие к журналу... Читал новые свои стихи Брюсов, не читал, а пел свои стихи Белый, читали и другие. Много беседовали, много пили тонких вин, шампанского, выдержанных коньяков из фужеров и рюмок на тонких ножках...".
   А вот, как то же помещение, описывал И.Грабарь (правда с чужих слов), в письме к Бенуа А.Н. -  "Комфортабельно устроенный дом, в котором целая дюжина превосходных клозетов, золоченных кроватей (ибо спальня в этом доме не последнее дело), мраморные ванные, "богатые" приемные залы...".
   Не знаю, откуда Думова взяла про домик в три окошка, подскажите, кто знает, в каком доме на самом деле размещалась редакция.
     У Рябушинского были грандиозные планы - "Мой журнал везде будет - и в Японии, и в Америке, и в Европе" и , действительно, на журнал можно было подписаться не только в Москве и Петербурге, но и в Париже, Берлине, Лейпциге, Лондоне, Вене, Риме, Мадриде, Копенгагене, Нью-Йорке... К неординарным начинаниям "Золотого руна" относятся и художественные выставки "Голубая роза" - 1907 г. (об этом здесь) и "Салон Золотое руно" - 1908 г.
                                    
   Однако, с первых дней издание было убыточным: во первых он стоил довольно дорого, а во вторых было много ненужных трат, например, по случаю выхода каждого нового номера редактором-издателем закатывались шумные пиры  в московских ресторанах, о которых потом говорили по всей Москве.
   Не все гладко было и в редакции, между сотрудниками которого и главным редактором постоянно вспыхивали конфликты, из-за чего многие из них со временем покинули журнал.
    В конце 1908 года Николай Рябушинский, человек по натуре любвеобильный, пережил и какую-то личную драму, следствием которой стала попытка самоубийства. Газета "Русь" писала "Сегодня днем в Москве пытался покончить жизнь самоубийством известный московский миллионер издатель журнала «Золотое Руно» Н.П.Рябушинский. Рябушинский из револьвера-браунинга выстрелил себе в грудь, пуля прошла навылет, задев легкое. Степень опасности врачами точно не определена, однако врачи надеются, что жизнь его будет спасена. Это загадочное покушение на самоубийство вызвало во всех кругах Москвы сенсацию. По городу ходят всевозможные слухи. По одной версии покушение произошло на романтической почве, по другой Рябушинский пытался покончить с собой в припадке меланхолии. Поговаривают также о расстроенных денежных делах. Действительная причина самоубийства пока совершенно неизвестна" (о том почему и из-за кого он стрелялся см. здесь).
   Николай Павлович остался в живых, но, конечно, это обстоятельство не способствовало его творческой и издательской активности. За годы своего существования с 1906 г. по 1909 г. всего вышло 34 номера журнала. В конце 1909 года «Золотое руно» прекратило свое существование. В прощальной статье Николай Рябушинский подводил итоги: "Теперь мы ясно чувствуем, что течения, которые мы отстаивали как в области литературы, так и в области живописи уже достаточно окрепли, чтобы развиваться самостоятельно, и что "Золотое руно" в этом отношении уже исполнило свою миссию".
   Часть 7. Добавлено несколько старых фотографий этой части Москвы.
   Часть 8. Добавлено несколько старых фотографий этой части Москвы.
   Часть 9. Добавлена одна старая фотография этой части Москвы.
   Часть 10.
   Часть 11. Добавлено несколько старых фотографий этой части Москвы.
   Часть 12. Добавлено несколько старых фотографий этой части Москвы.
   Часть 13. Добавлено несколько старых фотографий этой части Москвы.

   Другие достопримечательности. Оглавление.

   Использованы материалы: книги Земенкова Б.С. "Сто памятных дат"; Молевой Н."Тайны Федора Рокотова";  Русские мемуары. М. А. Дмитриев. Мелочи из запаса моей памяти.; Википедия; http://sumarokov.lit-info.ru/sumarokov/biografiya/berkov-neskolko-spravok.htm ; Думова "Московские меценаты"; Ю.Петров "Династия Рябушинских"
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments