?

Log in

No account? Create an account
Мои последние записи Записи моих друзей и новости Календарь моих записей Мой профиль К СТАРЫМ ЗАПИСЯМ К СТАРЫМ ЗАПИСЯМ К новым записям К новым записям
Армянский переулок. Часть 5. - Прогулки по Москве. — ЖЖ
люди. природа. архитектура. история
stapelia2784
stapelia2784
Армянский переулок. Часть 5.
                                           Армянский переулок. Часть 5. Доходный дом №9.

   Часть 1. Часть 2. Часть 3. Часть 4.


   Об истоии участка, на котором сейчас стоит дом №9, я писала в прошлой части, поэтому начну сразу с того момента, когда в 1873 г. Абамелек Лазарева Е.Х. продала его одному из совладельцев Тверской мануфактуры, почетному гражданину Абраму Абрамовичу Морозову (1839-1882 гг.), из знаменитой династии купцов Морозовых и мужу известной благотворительницы Варвары Алексеевны Морозовой, урожденной Хлудовой.
   Абрам Абрамович владеет участком недолго и уже на следующий год продает его купцу Ксенофонту Егоровичу Торопову. А купце Торопове известно немного, поэтому здесь я попутно решила немножко про него написать, то что мне удалось нарыть.
Топоров К.Е. (1839 - после 1908 гг.) - купец второй гильдии, гласный моск. городской Думы, член и казначей общ-ва попечения о детях лиц, сосланных в Сибирь, член комиссии по устройству и содержанию госпиталей для больных и раненых воинов, попечитель Набилковского госпиталя, состоял церковным старостой церкви Николая Чудотворца в Драчах, неподалеку от которой жил. Ему принадлежал еще доходный дом на углу Садовой-Сухаревской ул. и Цветного бул. Вот он в центре с башенкой. Фото, сделано между 1958 - 1965 гг.

   Дом сохранился, но подлинный он или копия, не знаю, меня смущает, что о нем не удалось обнаружить никакой информации, когда и кем он был построен, буду рада, если кто-то напишет об этом доме подробнее в комментариях.
Садовая-Сухаревская улица. Садовое кольцо.
   Еще один его дом находился на Цветном бульваре, 12 (не сохранился).
   Купец Торопов К.Е.занимался подрядами и торговлей русскими и иностранными товарами. Имел свой магазин кондитерских изделий "Флей" и при нем кофейню на Кузнецком мосту в д. Третьяковых. Фоторисунок. 1910-е годы.
                                    
   Позже магазин переехал в Дом Купеческого общества, здание сохранилось - сейчас это угол Неглинки и Пушечной улицы. Фото сделано между 1907 - 1913 гг.

   У Ксенофонта Егоровича было три сына Василий, Александр и Николай.
   Вернемся в Армянский переулок.
   Дом №9. В 1874-1875 годах на этом участке по проекту австрийского архитектора Вебера А.Е. купец Торопов строит трехэтажный доходный дом, выходящий своими сторонами сразу на три переулка ; Сверчков, Архангельский и Армянский.

   Вебер Август Егорович (1836-1903) - автрийский архитектор, приехал в Россию в 1871 году по приглашению предпринимателя А. А. Пороховщикова, для которого он построил доходные дома. С этого времени жил в Москве, где много строил, среди его самых известных работ Царский павильон (здесь фото интерьеров) и Катковский лицей. Еще об одной постройке Августа Егоровича, не упомянутой в Википедии, я писала здесь.
    Как выглядел дом первоначально сказать трудно, старых фотографий этого места не сохранилось, а вот так дом выглядит сейчас, он надстроен, но об этом ниже. Декоративное украшение здания тоже довольно скромное, первый этаж украшен рустом.
                                         Армянский переулок.
    Пространство над окнами второго этажа украшено цветочным орнаментом и лепными изображениями женских головок, сами окна уже с новыми рамами.
                                         Армянский переулок.
   Часть окон третьего этажа над подъездами украшены  фигурками, сидящих в раковине девушек и держащих в руках гирлянды.
            Армянский переулок.
   В конце XIX века владение перешло к Константинову И.В. (здесь надо исправить ошибку, именно к И.В., а не наоборот В.И., как написано у Сорокина и многих др. Мне пришлось просмотреть довольно много справочников, чтобы установить истину) и его наследникам, у которых оно было до 1917 года. О Константиновых тоже известно немного, поэтому напишу, что мне удалось узнать.
   Константинов Иван Васильевич (1843 - ? гг.)  - купец 2-й гильдии, в купечестве с 1894 г., родом из крестьян. Содержал меблированные комнаты в доме Суздальского подворья на Софийке (сейчас Пушечная ул.). Они сохранились.
    Бывшие меблированные комнаты "Суздальское подворье".

   После его смерти, владелицей участка в Армянском пер. и меблированных комнат становится, видимо, его жена - Константинова Татьяна Яковлевна. В 1902 г. в "Справочной книге лиц, получивших купеческие и промысловые свидетельства по г. Москве", она уже значится как владелица склада кожевенных изделий в Старом Гостинном дворе". А в 1904 г. по тому же справочнику значится Торговый дом "И,В. Константинова сыновья", кожевенный торг в Старо-Гостином дворе. В том же году владельцем дома в Армянском пер. и меблированных комнат указан Павел Иванович Константинов (сын И.В.). Как я уже писала выше, Константиновы владели домом до революции 1917 г.
   В 1924 г. он назывался домом-коммуной ОГПУ и там насчитывалось 705 жильцов. В том же году здесь располагались: Клуб Печатника имени Ивана Федорова, из-за чего его стали называть "Дом Печатника". Здесь же находилось Центральное объединение специалистов и Трудовое объединение "Кооперклей". Позднее здание было надстроили на два с половиной этажа, а в конце 1970-х - годов его отдали под учреждения и двор перекрыли.
   Многое об этом доме и его жильцах мы знаем из замечательных воспоминаний писателя Юрия Нагибина (1920-1994 гг.), который жил здесь в детстве.
                                                                     
   Вряд ли я напишу лучше него, поэтому дальше буду цитировать Юрия Марковича. Он пишет - "В нашем доме открыли парадные двери. Не знаю, почему так сталось, но еще в революцию наш дом был взят с улицы под замок. Жильцы могли пользоваться лишь черным ходом  -  крутыми, узкими лестницами, выходившими во двор, точнее, в оба обширных двора.
   Наш дом участвовал в революции, здесь находился штаб революционных рабочих-печатников. Вместе с тем это был дорогой, доходный дом, принадлежавший богачу Константинову, с роскошными квартирами, в которых жили весьма состоятельные люди. Видимо, парадные были закрыты специально, чтобы дворы и квартиры могли надежно контролироваться рабочими. Потом, уже после революции, о парадных дверях, верно, просто забыли. Лишь в начале тридцатых годов они распахнулись навсегда...  Я спускался по широкой, пологой лестнице, над которой торжественно возносился стеклянный купол, под ладонью шелково проскальзывала гладь полированных перил...".
   Как следует из рассказа -  дом этот имел стеклянный купол, возможно, такой же стеклянный купол был когда-то и у другого дома Топорова на углу Цветного бульвара (см.фото выше), там купол сохранился, но уже не стеклянный.
   Кроме доходных квартир, в доме в подвалах были винные склады. Вот как об этом вспоминал Нагибин - "И ужасно глубок был двор, когда я посмотрел в него из кухни, глубок и грозно гулок. Лязгали по булыжнику тяжелые подковы битюгов, ухали бочки, скатываясь с телег в подвалы, что-то гремело, грохотало, и голоса людей были высоки, тревожны, похожи на стон, на крик о помощи; прямо конец света".
  Битюги - порода лошадей, родиной которой является Русь. Выведена эта порода крестьянами Воронежской губернии, которые жили близ речки Битюг примерно в XVIII-ом веке.
                                
   И опять Нагибин - "...битюги, доставлявшие к винным подвалам на широких, низких телегах-платформах пустые и полные бочки, ящики с бутылками, рогожные кули с забродившей мятой вишней и мешки с сахарным песком. Крепкие, крутозадые  тяжеловозы лоснились от сытости и холености: их жесткие, будто проволочные гривы были коротко подстрижены, хвосты франтовато подвязаны узлом, глаза зашорены (мы считали это признаком норовистости), а головы украшены не идущими к их грозной стати кокетливыми соломенными шляпками.
   Я очень любил лошадей, едва ли не больше, чем собак. Нежная дружба связывала меня и с вороным красавцем Хапуном, нэпманским рысаком, проживавшим в нашем доме, его конюшня находилась в первом этаже, между двумя обычными квартирами, и с его напарником — пристяжным Магарычем, и с тихой лошадкой зеленщика дяди Гриши, казавшейся слепой из-за густой, в репьях челки, и с костлявой кобылой Машкой, ..и со многими лошадьми извозчиков на стоянке в Кривоколенном переулке, а вот с битюгами дружбы не получалось, причем не только у меня - у всех дворовых ребят.
   Хоть мы и гордились, что лишь у нас под домом есть подвалы, отношения с винной державой были натянутые. Подвальщики видели в нас - и не без оснований - грабителей. "Тырить" бутылки считалось делом не только наживным, но и героическим. Кроме этого, мы проковыривали дырки в рогожных кулях и таскали горстями влажную хмельную вишню, сходным образом добывали и сахарный песок. Ну а до чего ж мы были падки до удовольствия подразнить сторожей, спугнуть их сладкий сон - и говорить не приходится!"
                                 
   Иногда подвиги не ограчивались одной двумя бутылками, Юрий Маркович пишет - "Вечером, когда кончался подвоз к винным подвалам, расположенным под нашим домом, и у подвальных зевов громоздились ящики с пустыми бутылками, мы с Толькой уволокли целый ящик. На такое дело никто не отваживался. Ну, свистнуть одну-две бутылки куда ни шло, а чтоб целый ящик, тяжелый, щедро озвученный стеклянной начинкой, да к тому же на глазах сторожа, - ни о чем подобном не упоминалось в дворовых преданиях.
                                   
   Ящик мы разломали и выбросили, а бутылки сдали. На выручку в чудесном писчебумажном магазине возле Петроверигского переулка накупили портретов вождей, репродукций картин, изображающих взятие Зимнего, залп «Авроры», рейды Первой Конной и юного Пушкина, читающего стихи на выпускном вечере в лицее; кроме того, бумажные гирлянды, картонные звезды и сельский календарь с могучим трактором, готовым перепахать всю планету. И еще нам сунули в премию автодоровскую афишку".
              Армянский переулок.
   По справочникам "Вся Москва" мне удалось установить, что в конце XIX века в доме проживал Феррейн Андрей Карлович (1833-1895 гг.) - химик-фармацевт, статский советник. Будучи учеником, а потом аптекарским помощником, А. К. Феррейн занимался в Старо-Никольской аптеке своего отца Карла Ивановича и до последнего времени был деятельным сотрудником своего брата Владимира Карловича, фабрика которого находилась поблизости, в Кривоколенном пер. Последние годы работал химиком-фармацевтом Московского врачебного управления в чине статского советника. После его смерти в доме продолжала жить его семья.
    Какое-то время жил в доме и Александр Владимирович Феррейн, видимо, сын Владимира Карловича.
    По воспоминаниям и рассказам Ю.Нагибина в доме после революции жила миллионщица Высоцкая (о чаеторговцах Высоцких я писала здесь), именно ей принадлежали лошадки Хапун и Магарыч, жившие в конюшне, расположенной в этом доме, бриллиантщик Саматис, а также актер, режиссер, педагог, народный артист республики, в 1920-х годах игравший в театре МОСПС - Евгений Аркадьевич Лепковский (1863-1934). Артист Лепковский в одной из ролей.
                                                                         

   Продолжение. Часть 6.

   Другие достопримечательности. Оглавление.

   Использованы материалы: Ю.Нагибин "Переулки моего детства", Справочники "Вся Москва" за разные годы; Сорокин В.В. "Белый город и др.

Метки: , , , , , , , , ,

2 комментария или Оставить комментарий
Comments
livejournal From: livejournal Date: Декабрь, 22, 2014 23:59 (UTC) (Ссылка)

"Архнадзор": что нового за неделю

Пользователь brusnik сослался на вашу запись в своей записи «"Архнадзор": что нового за неделю» в контексте: [...] Армянский переулок, часть 5 [...]
livejournal From: livejournal Date: Январь, 26, 2015 14:55 (UTC) (Ссылка)

Армянский переулок, 11 (начало). Часть 6.

Пользователь hobler сослался на вашу запись в своей записи «Армянский переулок, 11 (начало). Часть 6.» в контексте: [...] Часть 5. [...]
2 комментария или Оставить комментарий